Из спектакля: «Звезды для лейтенанта»

Высоцкий Владимир Семёнович

Мы взлетали, как утки
С раскиших полей,
Двадцать вылетов в сутки
Куда веселей.
Мы смеялись, с парилкой туман перепутав,
И в простор набивались мы до тесноты.
Облака надрывались, рвались в лоскуты,
Пули шили из них купола парашютов.
Возвращались тайком,
Без приборов, впотьмах,
И с радистом-стрелком,
Что повис на ремнях,
В фюзеляже пробоина, в плоскости — дырки,
И, похоже, озноб, и заклинен штурвал.
И дрожал он, и дробь по рукам отбивал,
Как во время опасного номера в цирке.
До сих пор это нервы щекочет,
Но садимся мы, набок кренясь.
Нам казалось, машина не хочет
И не может работать на нас.
Завтра мне и машине
Одну дуть дуду,
В аварийном режиме,
У всех на виду.
Ты мне нож напоследок не всаживай в шею.
Будет взлет — будет пища,
Придется вдвоем
Нам садиться, дружище,
На аэродром,
Потому что я бросить тебя не посмею.
Правда, шит я не лыком, и чую чутьем
В однокрылом двуликом партнере моем игрока,
Что пока все намеренья прячет.
Наплевать я хотел на обузу примет.
У него есть предел, у меня его нет.
Поглядим, кто из нас запоет, кто заплачет.
Если будет полет этот прожит,
Нас обоих не спишут в запас.
Кто сказал, что машина не может
И не хочет работать на нас?!!

Оставь свое мнение

Все комментарии проходят модерацию


Защитный код
Обновить