Про Ивана-дурака

Высоцкий Владимир Семёнович

На краю края земли, где небо ясное,
Как бы вроде даже сходит за кордон
На горе стояло здание ужасное,
Издали напоминавшее ООН.
Все сверкает, как зарница,
Красота, но только вот
В этом здании царица
В заточении живет.
И Кащей Бессмертный грубое животное
Это здание поставил охранять.
Но по-своему несчастное и кроткое
Может, было то животное, как знать?
От большой тоски по маме
Вечно чудище в слезах.
Ведь оно с семью главами,
О пятнадцати глазах.
Сам Кащей, он мог бы раньше врукопашную,
От любви к царице высох и увял.
И стал по-своему несчастным старикашкою,
Ну, а зверь его к царице не пускал.
— Ты пусти меня, чего там.
Я ж от страсти трепещу!
— Хоть снимай меня с работы,
Ни за что не пропущу!
Добрый молодец Иван решил попасть туда:
Мол, видали мы Кащеев, так-растак!
Он все время где чего, так сразу — шасть туда:
Он по-своему несчастный был дурак.
То ли выпь захохотала,
То ли филин заикал:
На душе тоскливо стало
У Ивана-дурака.
И началися его подвиги напрасные,
С баб-ягами никчемушная борьба.
Тоже ведь, она по-своему несчастная
Эта самая лесная голытьба.
Сколько ведьмочек пошибнул.
Двух — молоденьких в соку.
Как увидел утром — всхлипнул:
Жалко стало дураку.
Но, однако же, приблизился. Дремотное
Состоянье свое превозмог Иван:
В уголку лежало бедное животное,
Все главы свои склонившее в фонтан.
Тут Иван к нему сигает,
Рубит головы спеша
И к Кащею подступает
Кладенцом своим маша.
И грозит он старику двухтыщелетнему:
— Я те бороду, мол, мигом обстригу!
Так умри ты, сгинь, Кащей! А тот в ответ ему:
- Я бы рад, но я бессмертный, не могу!
Но Иван себя не помнит:
— Ах, ты гнусный фабрикант!
Вон настроил сколько комнат.
Девку спрятал, интригант!
Я докончу дело, взявши обязательство!
И от этих неслыханных речей
Умер сам кащей без всякого вмешательства:
Он неграмотный, отсталый был, Кащей.
А Иван, от гнева красный,
Пнул Кащея, плюнул в пол
И к по-своему несчастной
Бедной узнице вошел.

Оставь свое мнение

Все комментарии проходят модерацию


Защитный код
Обновить