Поэзия и проза

Асадов Эдуард Аркадьевич

Шагая по парку средь голых кленов
Вдоль спящей под белым платком реки,
Веселая пара молодоженов
Швыряла Друг в друга, смеясь, снежки.

Она была счастлива так, что взглядом
Могла бы, наверное, без хлопот
На том берегу, а не то что рядом,
Как лазером, плавить и снег, и лед.

Пылал ее шарф, и лицо сияло.
Смеялась прядка на ветерке,
И сердце в груди ее громыхало
Сильней, чем транзистор в его руке.

Увидевши яблони возле пруда,
Что, ежась под ветром, на холм брели.
Она озорно закричала:— Буду
Сейчас колдовать, чтоб свершилось чудо:
Хочу, чтобы яблони зацвели!

И звездочки стужи, сначала редко.
Затем все дружнее чертя маршрут,
Осыпали черные пальцы веток —
И вот оно: яблони вновь цветут!

Но счастье еще и не то умеет.
Вокруг — точно зарево! Посмотри:
На ветках, как яблоки пламенея,
Качаются алые снегири!

Однако, взглянув равнодушным взором.
На эту звенящую красоту,
Он, скучно зевнув, произнес с укором:
— Ведь скажешь же всякую ерунду...

Уж слишком ты выдумки эти любишь.
Я я вот не верю ни в чох, ни в стих.
И снег — это снег, а синиц твоих,
Прости, но как фрукты ведь есть не будешь!

А кстати, сейчас бутербродец вдруг
Нам очень бы даже украсил дело! —
Сказал, и от слов этих все вокруг
Мгновенно ну словно бы потемнело:

Солнце зашторилось в облака,
Пенье, как лед на ветру, застыло,
И словно незримая вдруг рука
Пронзительный ветер с цепи спустила.

От ярости жгучей спасенья нет,
Ветер ударил разбойно в спину,
И сразу сорвал белоснежный цвет,
И алое зарево с веток скинул!

И нет ничего уж под серой тучей —
Ни песен, ни солнца, ни снегирей.
Лишь ссоры ворон, да мороз колючий,
Да голый застывший скелет ветвей.

И все! И улыбка вдруг улетает.
И горький упрек прозвенеть готов...
Вот что со счастьем порой бывает
От черствой души и холодных слов!

Оставь свое мнение

Все комментарии проходят модерацию


Защитный код
Обновить