Можно и нельзя

Асадов Эдуард Аркадьевич

Когда ты прожил три весны всего,
Мир ярок, словно птичье оперенье!
Но чем ты больше ищешь с ним общенья
Тем меньше допускают до нею.

И в шустрых пять, и в бойких восемь лет
Живешь, все те же тяготы меся:
«Да» слышишь редко, чаще слышишь — «Нет!»
Запрет на это и на то запрет,
Ну просто, в общем, ничего нельзя!

Нельзя в футбол под окнами гонять
И в дом со свалки принести щенка.
Нельзя сарай как крепость штурмовать
И кинуть с крыши бомбу из песка.

Ни засидеться с книгой допоздна,
Ни эскимо наесться до отвала.
Ни выпрыгнуть к ребятам из окна,
Ни в чьих-то кур пальнуть из самопала.

И думал я, лишаясь пистолетов:
«Ну, ничего, вот вырасту большой...
Что взрослым-то? Им, взрослым, хороню,
Живи себе и — никаких запретов!

Ребятам вечно пальцами грозя,
Ворчат, ворчат... Ах даже слушать тошно!
А вот себе не говорят - нельзя,
А вот себе-то все, что хочешь, можно!»

О детство, детство — розовый восход,
Где все вокруг бескомпромиссно просто!
Когда б я знал про нее запреты взрослым.
Я б задержался в детстве хоть па год!..

Как выяснилось, взрослым тоже нет
Покоя от инструкций и рецептов:
Почти на все приятное — запрет.
На все, что скучно —- никаких запретов!

Ну как непросто с теми же врачами,
С людьми, что, охраняя нас, норой
Стоят несокрушимою стеной
Меж радостями нашими и нами.

Нельзя полнеть, нельзя курить табак,
Тем более страстями увлекаться...
Конечно же и пить нельзя никак,
И даже к кружке пива прикасаться.

И вечно всеми карами грозя,
Они твердят нам: «Будьте осторожны!»
А вот себе не говорят — нельзя,
А вот себе-то все, что хочешь, можно!

Нет, в жизни взрослых не один запрет!
А в институте или где-то в главке
Забудь навек про доводы и справки,
Когда начальство отрезает:— Нет!

Однако же оно не давит силой:
— Никак нельзя. Я рад бы всей душой.
Но есть приказ, инструкция, мой милый,
Параграф вот такой-то и такой.

И требует, с улыбкою грозя,
Чтоб пункты выполнялись непреложно.
И лишь себе не говорит — нельзя,
И лишь себе нее очень даже можно!

Но суть не в том, что кто-то там, скользя.
Порой хитрит и что-то нарушает,
А речь идет о «можно» и «нельзя»,
Что нас почти с пеленок окружают.

Предвижу удивленье:— Как же так?!
Вы что ж, за беззакония на свете?
Не надо шуток. Хаос или мрак,—
Такого не предложат ни чудак,
Ни даже вовсе крохотные дети,

Ведь дело в том. что как порой ни сложно,
Но все-таки, товарищи-друзья,
Но слишком ли уж мало этих «можно»?
Не многовато ль всяческих «нельзя»?!

Не надо мне на это возражать.
Об этом «можно», кажется, сказать!

Оставь свое мнение

Все комментарии проходят модерацию


Защитный код
Обновить