Домовой

Асадов Эдуард Аркадьевич

Былому конец! Электронный век!
Век плазмы и атомных вездеходов!
Давно, нефтяных устрашась разводов,
Русалки уплыли из шумных рек.


Зачем теперь мифы и чудеса?!
Кругом телевизоры, пылесосы.
И вот домовые, лишившись спроса,
По слухам, ушли из домов в леса.


А город строился, обновлялся:
Все печи - долой и старье - долой!
И вот наконец у трубы остался
Последний в городе домовой.


Средь старых ящиков и картонок,
Кудлатый, с бородкою на плече,
Сидел он, кроха, на кирпиче
И плакал тихонечко, как котенок.


Потом прощально провел черту,
Медленно встал и полез на крышу.
Уселся верхом на коньке, повыше,
И с грустью уставился в темноту.


Вздохнул обиженно и сердито
И тут увидел мое окно,
Которое было освещено,
А форточка настежь была открыта.


Пускай всего ему не суметь,
Но в кое-каких он силен науках.
И в форточку комнатную влететь
Ему это - плевая, в общем, штука!


И вот, умостясь на моем столе,
Спросил он, сквозь космы тараща глазки:
- Ты веришь, поэт, в чудеса и сказки?
- Еще бы! На то я и на земле!


- Ну то-то, спасибо хоть есть поэты.
А то ведь и слова не услыхать.
Грохочут моторы, ревут ракеты,
Того и гляди, что от техники этой
И сам, как машина, начнешь рычать!


Не жизнь, а бездомная ерунда:
Ни поволшебничать, ни приютиться,
С горя даже нельзя удавиться,
Мы же - бессмертные. Вот беда!


- Простите, - сказал я, - чем так вот маяться,
Нельзя ли на отдых? Ведь вы уж дед!
- Э, милый! Кто с этим сейчас считается?!
У нас на пенсию полагается
Не раньше, чем после трех тысяч лет.


Где вечно сидел домовой? В тепле.
А тут вот изволь наниматься лешим,
Чтоб выть, словно филин, в пустом дупле
Да ведьм непотребностью всякой тешить.


То мокни всю ночь на сучке в грозу,
То прыгай в мороз под еловой шапкой.
- И, крякнув, он бурой мохнатой лапкой
Сурово смахнул со щеки слезу.


- Ведь я бы сгодился еще... Гляди.
А жить хоть за шкафом могу, хоть в валенке.
- И был он такой огорченно-маленький,
Что просто душа занялась в груди.


- Да, да! - закричал я. - Я вас прошу!
И будьте хранителем ярких красок.
Да я же без вас ни волшебных сказок,
Ни песен душевных не напишу!


Он важно сказал, просияв: - Идет! -
Затем, бородою взмахнув, как шарфом,
Взлетел и исчез, растворясь, за шкафом,
И все! И теперь у меня живет!

Оставь свое мнение

Все комментарии проходят модерацию


Защитный код
Обновить